Среда 27 октября 2021 года
Мы
в соцсетях

 

Вы здесь:  Главная» Статьи» Финансы и кризис» Как Америка взорвала мировые финансы


Как Америка взорвала мировые финансы

Понедельник, 16 Августа 2021 19:07
Как Америка взорвала мировые финансы Фото из открытых источников

Пятьдесят лет назад произошло важнейшее событие в истории глобальных финансов послевоенного времени. Соединенные Штаты решили выйти из Бреттон-Вудской системы, то есть отказались платить за доллары золотом. Почему Вашингтон принял такое решение и какими последствиями мы расплачиваемся за это до сих пор?

 

Соглашение, подписанное по итогам валютно-финансовой конференции Объединенных наций в американском городе Бреттон-Вудсе в июле 1944 года, стало одним из главных условий для стремительного роста мировой экономики после Второй мировой. Участники конференции – представители 44 стран под председательством министра финансов США Генри Моргентау – задались целью выработать такие правила игры в финансовой сфере, которые не допустили бы возникновения очередного кризиса масштаба Великой депрессии, ускорившей начало новой мировой войны.

 

Фактически речь шла о создании новой предсказуемой системы международных расчетов взамен прежней – так называемого золотого стандарта, в рамках которого главной мировой валютой был британский фунт, свободно конвертируемый в золото. Но уже в начале Великой депрессии Великобритания была вынуждена отказаться от этого принципа, и доверие к фунту резко упало – инвесторы стали перекладываться в доллар и перемещать в Америку хранившееся в британских банках золото. США не упустили возможность воспользоваться этой ситуацией. В начале 1934 года президент Франклин Рузвельт ратифицировал Золотой резервный акт, который фиксировал стоимость тройской унции золота (31,1 грамма) на уровне 35 долларов.

 

Это соотношение и было положено в основу Бреттон-Вудских соглашений, наряду с установлением твердых обменных курсов к доллару остальных участвовавших в нем стран и появлением таких институтов, как Международный валютный фонд и Всемирный банк со штаб-квартирами в Вашингтоне. Тем самым была оформлена глобальная финансовая гегемония доллара, основанная, впрочем, на непреложных фактах: к концу Второй мировой США были крупнейшей экономикой мира, там же находилась и подавляющая часть глобального золотого запаса. Последующий за появлением Бреттон-Вудской системы период вошел в историю как «славное тридцатилетие» – до конца 1960-х годов беспрецедентный экономический рост наблюдался практически во всем мире.

 

Конец «славного тридцатилетия»

 

Как указывал выдающийся итало-американский экономист Джованни Арриги в своей главной книге «Долгий двадцатый век», мировая валютная система, созданная в Бреттон-Вудсе, была не просто набором технических мер, направленных на стабилизацию паритета между избранными национальными валютами и на прикрепление этого паритета к издержкам производства через фиксированный обменный курс между американским долларом и золотом. В действительности произошла революция в самом «способе производства» мировых денег.

 

«Во всех предшествующих мировых валютных системах, включая британскую, сети крупного финансового капитала находились в руках частных банкиров и финансистов, которые организовывали их и управляли ими с целью получения прибыли, – поясняет Арриги. – Мировые деньги были, таким образом, побочным продуктом деятельности, направленной на получение прибыли. В мировой валютной системе, созданной в Бреттон-Вудсе, напротив, «производство» мировых денег осуществлялось сетью правительственных организаций, руководствующихся прежде всего соображениями благосостояния, безопасности и власти: в принципе МВФ и Всемирным банком, а на практике – Федеральной резервной системой США, взаимодействующей с центральными банками наиболее близких и важных американских союзников. Мировые деньги, таким образом, стали побочным продуктом деятельности государства».

 

Однако просуществовала эта система всего 27 лет.

 

Условной переломной точкой, за которой начался затяжной экономический кризис 1970-х годов, считается именно решение Ричарда Никсона о временном запрете на конвертацию доллара в золото по официальному курсу для центральных банков, принятое в августе 1971 года. Спустя четыре месяца американская валюта была девальвирована к золоту до 38 долларов за унцию, а в начале 1973 года был установлен курс 43,3 доллара. К тому моменту о выходе из Бреттон-Вудской системы заявили и другие государства, начав корректировать курсы своих валют к доллару.

 

Гвоздем в крышку гроба Бреттон-Вудской системы стал «нефтяной шок» осени 1973 года, когда страны ОПЕК отказались поставлять нефть союзникам Израиля в войне Судного дня – США и странам Западной Европы. Скачок стоимости нефти в четыре раза (с трех до 12 долларов за баррель) запустил глобальную инфляционно-девальвационную волну, с которой удалось справиться только к середине 1980-х годов. Но к тому моменту принцип фиксированного обмена национальных валют уже давно не действовал – большинство стран с рыночными экономиками перешли к плавающим курсам и процентным ставкам. 

 

Дело не только в золоте

 

Вокруг выхода США из Бреттон-Вудской системы давно роятся конспирологические гипотезы, неизменно упирающиеся в один известный факт: в 1965 году президент Франции Шарль де Голль заявил, что хотел бы обменять большую часть долларовых резервов своей страны на золото. Это намерение вызвало цепную реакцию – аналогичным образом собрались поступить и другие страны, что в конечном итоге и заставило США отказаться от фиксированной привязки доллара к золоту, организовав хаос в мировых финансах.

 

Однако это лишь один из факторов, которые способствовали распаду Бреттон-Вудской системы. Далекие от конспирологии современные исследователи мировых финансов уделяют гораздо большее внимание другому обстоятельству – формированию в 1960-х годах рынка так называемых евродолларов, который быстро оказался вне досягаемости США.   

 

Бреттон-Вудская система, констатирует в своей книге «Крах» о мировом кризисе 2008 года (выпущена в России издательством «Дело») британский историк финансовой сферы Адам Туз, была нацелена на ограничение спекулятивных потоков капитала под контролем министерства финансов и Федеральной резервной системы США. Это сильно ограничивало свободу частных банков, поэтому уже в 1950-х годах при молчаливом согласии властей Великобритании, участвовавшей в Бреттон-Вудском соглашении, в лондонском Сити возник альтернативный Вашингтону финансовый центр. Британские, американские, европейские, а затем и азиатские банки воспользовались этой площадкой, чтобы принимать вклады и выдавать кредиты в долларах без каких-либо ограничений.

 

Эта возможность быстро заинтересовала и власти стран социалистического лагеря, поскольку в Лондоне их экспортным операциям в долларах не грозили американские санкции.

 

Растущий объем ориентированных на спекулятивные операции «евродолларов», констатирует Адам Туз, с самого начала представлял собой разрушительную силу. Их цена, поясняет исследователь, была слабо связана с официальной стоимостью доллара, заданной в Бреттон-Вудской системе, и именно давление со стороны этого фактора способствовало тому, что сохранять привязку доллара к золоту становилось все труднее. Сохранение золотого стандарта было возможным только при условии дефляции в экономике, на что американцы пойти не могли, поскольку это тормозило бы темпы экономического роста, и так замедлившиеся к концу «славного тридцатилетия».

 

По мнению Джованни Арриги, Бреттон-Вудская система оказалась не в состоянии выполнять функции мирового правительства, как надеялся Франклин Рузвельт, умерший вскоре после ее создания. Фактически Рузвельт хотел, чтобы его знаменитый Новый курс был распространен на весь дружественный Америке мир. Восстановление и расширение мировых рынков, а также национальная безопасность и процветание США после Второй мировой требовали серьезного перераспределения ликвидных активов от американской экономики в пользу остального мира – одним из результатов этого и стал стремительный подъем лондонского рынка «евродолларов».

 

После того, как этот рост в конце 1960-х годов стал взрывоподобным, дни Бреттон-Вудской системы были сочтены, констатирует Арриги. В 1973 году ФРС и связанные с ней центральные банки были вынуждены признать свое окончательное поражение в борьбе за сдерживание растущей волны спекуляций против системы фиксированных валютных курсов, которая преобладала в крупных финансовых операциях на протяжении глобальной экономической экспансии 1950–1960-х годов.

 

Похожей точки зрения о причинах распада Бреттон-Вудской системы придерживается еще один влиятельный современный исследователь мировой экономики – американский географ-марксист Дэвид Харви. Он обращает внимание на то, что установленные Бреттон-Вудским соглашением фиксированные обменные курсы валют были несовместимы с принципом свободы движения капитала, и США пришлось согласиться со свободным внешним обращением доллара. В условиях, когда капитал мог свободно перемещаться через государственные границы, система фиксированных обменных курсов существовать не могла – США не контролировали нарастающее использование доллара во всем мире. К концу 1960-х годов все более явными становились признаки серьезного кризиса перенакопления капитала: безработица и инфляция стремительно росли, началась глобальная фаза стагфляции – низких темпов экономического роста при высокой инфляции.

 

Слишком затянувшийся переход

 

Состоявшийся полвека назад отказ от привязки доллара к золоту был историческим моментом, указывает Адам Туз: впервые после изобретения денег ни одна мировая валюта больше не была привязана к металлическому стандарту. Потенциально это давало свободу в монетарной политике – создание денег и кредита теперь можно было осуществлять в невиданных прежде масштабах. Тот факт, что бумажные (фиатные) деньги, возникшие по воле и с санкции государств, не имеют иного обеспечения, помимо статуса законного платежного средства, впервые стал истиной в буквальном смысле слова именно после краха Бреттон-Вудской системы. Но для мировой экономики первым следствием ее распада стал невиданный для развитых стран в мирное время скачок инфляции до 20%.

 

Одновременно появились первые признаки того, что глобальный гегемон не справляется со своей ношей не только в финансовой сфере. «На протяжении 1970-х годов стратегия американских властей отличалась пренебрежительным отношением к выполнению функций мирового правительства, – пишет Арриги. – Правящие группы в Соединенных Штатах словно решили, что, поскольку они больше не могут управлять миром, его следует предоставить самому себе. В результате произошли еще большая дестабилизация того, что осталось от послевоенного мирового порядка, и резкое падение американского влияния и престижа во время Иранской революции».

 

Кризис, спровоцированный распадом Бреттон-Вудской системы, удалось купировать только в 1980-х годах с помощью комплекса мер жесткой монетарной политики, ставшего одним из главных признаков перехода мировой экономики в новую парадигму неолиберализма.

 

К началу 1980-х годов Великобритания и США отменили все ограничения на движение капитала, после чего политика дерегулирования быстро стала господствовать в самых различных секторах – от финансов и внешней торговли до ЖКХ, медицины и образования. Государство всеобщего благосостояния эпохи «славного тридцатилетия» начало стремительно демонтироваться.

 

Результатом проведения неолиберальной политики, напоминает Дэвид Харви, стала быстрая концентрация активов в руках наиболее состоятельных. Например, в США уже к концу прошлого столетия 1% самых богатых контролировал 15% национального дохода, что фактически сопоставимо с уровнем до Второй мировой войны. Аналогичные процессы разворачивались и в новых капиталистических странах, таких как Россия и Китай. После завершения послевоенного цикла беспрецедентного роста глобальная экономика возвращалась к прежней траектории.

 

Час расплаты наступил в 2008 году, когда порожденные дерегулированием «пузыри» на различных рынках – от недвижимости до сырья – прорвались и грозили крахом всей конструкции мировых финансов. Адам Туз усматривает глубинные причины этого кризиса именно в ликвидации Бреттон-Вудской системы, обращаясь к главному триггеру событий 2008 года – перегреву американского рынка ипотеки. В условиях стабильных Бреттон-Вудских правил игры выдача тридцатилетних ссуд на покупку жилья с фиксированной ставкой могла быть разумным деловым предложением, однако после того, как ставки и курсы были дерегулированы, ипотечные кредиты в США превратились в один из элементов агрессивной и крайне рискованной стратегии роста банковского бизнеса. Более того, весь финансовый сектор был вынужден пересмотреть свои бизнес-модели, сделав ставку на постоянное повышение рисков.

 

Как известно, глобальный кризис 2008 года удалось преодолеть, попросту залив его деньгами. Аналогичные меры были предприняты и в ходе борьбы с прошлогодним коронавирусным кризисом, на борьбу с которым центробанки бросили триллионы долларов. Однако постоянное разрастание объемов финансовой ликвидности так и не привело к ускорению темпов мировой экономики – начиная с 2012 года они стабильно держались ниже 4%. О динамике времен «славного тридцатилетия» – 6-7% в год – теперь можно только мечтать.

 

Ряд современных исследователей связывают затяжную стагнацию мировой экономики, идущую с 1970-х годов, с процессами деиндустриализации.

 

Доля занятости в сервисном секторе с низкими показателями производительности труда становится все больше, а в промышленности постоянно нарастает нехватка инвестиций. На этом фоне сказочное обогащение финансистов и нарастающее проникновение финансовых схем в реальный сектор экономики выглядит еще более симптоматичным и тоже может считаться отложенным последствием распада Бреттон-Вудской системы, которое так и не удалось преодолеть.

 

Наконец, о слишком затянувшемся переходе к некой новой системе правил игры в мировых финансах свидетельствует расцвет такого явления, как криптовалюты. Как пишет в одной из своих недавних статей Адам Туз, их следует воспринимать не столько как некий технический или коммерческий проект, сколько как попытку выйти из-под надзора того политического порядка фиатных денег, который возник из краха Бреттон-Вудской системы. Ставя вопрос о том, чем обеспечены нынешние бумажные деньги, адепты биткоина и его собратьев как бы напоминают о том, что отмена золотого стандарта открыла ящик Пандоры. Поэтому криптовалюты, уверен британский историк, можно считать нездоровым проявлением междуцарствия в мире высоких финансов, когда золотой стандарт мертв, но полностью «политические» деньги еще не родились.

 

Источник

 

Яндекс.Дзен

Новости партнеров
Главное за сутки
National Interest: Америка при Байдене нанесла три провальных удара по России National Interest: Америка при Байдене нанесла три провальных удара по России Слабая политика действующего президента США Джо Байдена не позволила Вашингтону нанести ни одного успешного удара по Российской Федерации. Как пишут аналитики Рассел А. Берман и Рики Гилл на страницах издания…
Опрос показал, что 60% финнов считают Россию военной угрозой Опрос показал, что 60% финнов считают Россию военной угрозой Большая половина населения Финляндии воспринимает Российскую Федерацию как военную угрозу. Как сообщает РИА Новости, на это указали результаты социологического опроса, который был проведен исследователями Аналитического центра деловой жизни (Eva). Как…
Литва предала Украину из-за АЭС, построенной Россией в Белоруссии  Литва предала Украину из-за АЭС, построенной Россией в Белоруссии  Литва, так долго проклинавшая построенную Россией в Белоруссии атомную электростанцию, внезапно прозрела. Вильнюс внезапно начал закупки произведенного на станции электричества, которое еще недавно называл «небезопасным». Что произошло и почему это…
Интернет и СМИ
Читайте также
Евросоюзу пророчат судьбу СССР из-за Польши Евросоюзу пророчат судьбу СССР из-за Польши Резолюция Европарламента с требованиями подчиниться законам ЕС – Варшаве не указ, заявил польский МИД. Премьер республики обвинил брюссельских политиков в шантаже – и в ответ удостоился подозрений в работе на…
Джо Байден может уйти до срока – кто вместо него? Джо Байден может уйти до срока – кто вместо него? По последним данным, политику главы Белого дома одобряют всего 37% американских избирателей. Аналитики все чаще пишут, что президент оказался в системной «ловушке», выхода из которой не видно. Не исключается его…
Китай пробрался на «задний двор» США Китай пробрался на «задний двор» США Центральноамериканский ракетный кризис. Именно так одна из американских газет назвала сценарий, который грозит стать повторением Карибского кризиса между Вашингтоном и Москвой. В строительстве Китаем стадионов в Сальвадоре и Коста-Рике видят…
Тема дня
Литва предала Украину из-за АЭС, построенной Россией в Белоруссии  Литва предала Украину из-за АЭС, построенной Россией в Белоруссии 

Литва, так долго проклинавшая построенную Россией в Белоруссии атомную электростанцию, внезапно проз...

Фото
Гора Ольга (Ката-Тьюта) в Австралии Гора Ольга (Ката-Тьюта) в Австралии

Гора Ольга (Ката-Тьюта) находится в Национальном парке Австралии Улуру-Ката-Тьюта и состоит из 36 ма...

Опрос

Когда начнутся поставки газа через «Северный поток – 2»?

 

Анекдот дня

На самом деле жизнь - это игра. Но твой комп тянет ее только на минималках.

Еще »
Комментарии для сайта Cackle

СМИ2
Infox
В мирах Млечного пути могла зародиться форма жизни с инопланетной ДНК
В Ирландии найдены древние загадочные постройки
Lentainform
Последние комментарии
 

Мы на одноклассниках
 

 

МЫ ВКОНТАКТЕ

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-68260 от 27.12.2016, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций. При использовании, полном или частичном цитировании материалов

planet-today.ru активная гиперссылка обязательна. Мнения и взгляды авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.